ООО "САУНО" (Украина)
03057 г. Киев, ул. Молдавская 2, офис 113
 
www.sauno.com.ua
ДАЙДЖЕСТ СМИ
РОССИЙСКИЙ РЫНОК ОБЛИЦОВОЧНОГО КАМНЯ. ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ 

 
Облицовочный камень, безусловно, был, есть и будет незаменимым строительным метериалом во всех странах мира, и Россия не является исключением из этого правила. Сегодня мы уже в полной мере может говорить о складывающемся рынке камня, развивающемся очень динамично и вовлекающим в свой оборот все большее число действующих лиц. От того, кто сегодня займет лидирующие позиции на этом рынке, зависит будущее любого из его участников: российских и иностранных производителей камня и обрабатывающего оборудования, поставщков, архитекторов, подрядных российских и иностранных фирм, действующих в России. Попробуем оценить их позиции и шансы в нелегкой борьбе за потребителя.

 

 
ЭВОЛЮЦИЯ ПОТРЕБИТЕЛЯ

 

Собственно, откуда следует вывод о камне, как о вполне рыночном продукте? Ведь большая часть производимого камня по сей день распределяется по традиционным каналам от крупных камнеобработчиков крупным строительным структурам. Эти связи сложились в доперестроечную эпоху и связаны с бюджетным финансированием.

 
Однако и они претерпевают существенные изменения. Во-первых, доступ к бюджетному финансированию стал уже не таким простым, каким он был в эпоху строек амбициозных мемориалов партийных вождей. Проекты типа Поклонной горы в Москве следует рассматривать скорее как исключение, а восстановление Белого дома, хочется верить, будет не столь регулярным событием. Во-вторых, и это, наверное, главное, появились новые действующие лица и новая продукция на российском рынке. А главным действующим лицом на рынке является, конечно же, заказчик в лице новых коммерческих структур (банков, частных компаний, фондов) и просто богатых людей.

 
"Новый" заказчик ведет себя совершенно по-другому. Он хочет, чтобы его собственность выглядела красиво, богато, была долговечной и непохожей ни на что другое. Он покупает меньшие объемы (заказы на 1000 м2 однородного материала уже большая редкость, как правило, средний объем закупки 100-200 м2). Собственно, уже покупается не сам материал, а проект "под ключ", а значит, главной фигурой, формирующей рынок камня, постепенно становится архитектор - во-первых, как представитель заказчика, во-вторых, как профессионал от строительства.

 
Надо сказать, что далеко не все архитекторы готовы играть эту роль. Многолетняя изоляция нашего отечества от мирового рынка отразилась на этой профессии как нельзя более пагубно. Наши архитекторы (за редким исключением) практически не имеют никакого представления о многих всемирно известных сортах камня, способах его обработки и конструирования. Сказывается и многолетняя полная зависимость от воли подрядных организаций, за которыми всегда было последнее слово при выборе проекта и всех его составляющих.

 
Нашим зодчим приходится буквально на ходу приобретать необходимые знания о камне, и это тоже большая проблема. Но при всех сложностях развития рынка очевидно, что поведение потребителя совершенно однозначно формирует рынок таким, каким он уже давно сложился в развитых странах. Процесс приватизации недвижимости неизбежно укрепит эти позиции, и на "нового потребителя" придется ориентироваться всем.

 

 
ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ КАК ТРАГИЧЕСКАЯ ФИГУРА РЫНОЧНОГО ПРОЦЕССА

 
Смена ориентации с общественного строительства, финансируемого, в основном, из государственной казны, на частного потребителя не прошла и не могла пройти незаметно для отечественных камнеобрабатывающих производств. Раньше потребитель был вынужден заинтересовывать производителя работать на него, но сейчас ситуация быстро меняется на обратную.

 
И ориентированные на прежнюю "государственную" экономику камнеобработчики попадают в положение выброшенных на берег китов. В самом деле, плановый подход к управлению экономикой ориентировал на создание больших камнеобрабатывающих производств с ежегодным выходом более 200000 м2 облицовочного камня. При этом качество регулировалось не потребителем, а государственным стандартом, критерия "нравится - не нравится" вообще не существовало. Производства эти были рассчитаны на обслуживание больших регионов всего Советского Союза, а не локальных территорий. Все это в свете рыночных реформ и распада Союза поставило отечественных производителей в очень затруднительное положение. Кризис не заставил себя ждать: первый серьезный спад производства произошел в 1990-91 гг. с крушением главного "заказчика" - партийно-государственной системы, далее распад Союза привел к разрушениям или деформациям сложившихся связей и товарных потоков - например, в направлении "гранит Украины - мрамор России".

 
Камнеобрабатывающие производства, особенно те, кто обладает собственным карьерным хозяйством, почувствовали и бешеный рост цен на расходные материалы (например, на алмазный инструмент - в десятки и даже сотни раз), и дополнительное налоговое бремя на основные фонды, и налог на горные разработки, различные местные сборы. 
Результат - быстрый рост цен на продукцию при прежнем низком уровне качества. Если сравнить, например, отпускные цены заводов Коелги и Каррары в мае 1994 , то они будут практически равными: для полированной плиты 300(400)х300(400)х20 мм- 15 долл. США у Коелги и 18 долл. США у Каррары. Другое дело, что при ввозе "Бьянко Каррары" импортер теряет на транспортных расходах (около 300 ит.лир/кг при транспортировке железной дорогой) и на больших таможенных платежах (15% пошлина + 23% НДС), однако эти потери компенсируются высоким качеством импортируемой продукции и большей обязательностью в поставках.

 
Ситуация на гранитном рынке еще более печальна для отечественного производителя: его уже не в состоянии защитить даже высокие импортные пошлины. Судите сами: гранит Кашина Гора (Шальский) (размер 300х/произвол/х25-30(!)мм, полированный, без какого-либо цветоотбора) по ценам Кондопожского камнеобрабатывающего завода на условиях СИП Москва предлагается по цене 130000 руб/м2 (65 долл. США), тогда как лучшее предложение, которое имеет наша фирма по его аналогу - финскому Балморалу (плита 400x400x20 мм, допуск по толщине 0.5 мм, калиброванная, полированная, с цветоотбором) - ДДП Москва - 60 долл. США, да еще и на условиях консигнации. По светлым гранитам эта разница еще больше. Еще один нюанс : диверсификация производства. Практически все иностранные производители либо изготавливают сами, либо работают с производителями специзделий из камня (подоконников, ступеней, цоколей, колонн). Процедура заказа на эти изделия чрезвычайно проста, выбор огромный (в среднем 10-12 различных профилей для подоконников и ступеней), выполняется любое дополнительное пожелание заказчика. Наши производители тоже изготавливают эти изделия, однако качество, возможность выбора и сервис оставляют желать лучшего, а ведь этот фактор уже начинает играть огромную роль при размещении заказа на облицовочный камень.

 

 
КАМНЕТОРГУЮЩИЕ КОМПАНИИ КАК ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

 
Коль скоро получилось так, что отечественная камнеобработка в одночасье лишилась государственного спонсора и со всего размаха была брошена в стихию экономики laissez faire, то ей приходится самостоятельно постигать непростые реалии рыночного процесса. И первой такой реалией является очевидное несоответствие между структурой спроса и структурой предложения от российского производителя, и это несоответствие порождает вакуум.

 
Причем, если раньше возможность заполнения этого вакуума за счет импорта была достаточно иллюзорной (все таки разница в ценах в 3-5 раз), то сегодня такая возможность вполне реальна. Я заявляю об этом со всей ответственностью, поскольку моя фирма уже ведет комплексные проектные проработки на интерьерную облицовку зданий в Москве с рядом заводов-изготовителей в Италии.

 
Следовательно, отечественный производитель рискует оказаться в изоляции не только от конечного потребителя, но и от профессиональных камнеторгующих компаний. Есть и другая причина: сбытовая политика наших камнеобрабатывающих производств ориентировалась на прямой выход на конечного потребителя в любом регионе страны, эта множественность каналов сбыта привела к тому, что сами производители утратили контроль над ценами в регионах сбыта. Например, в Москве разброс цен по Коелгинскому мрамору составляет от 50 до 80 тыс. руб/м В результате: при растущем спросе и растущем рынке фирмы, торгующие Коелгинским мрамором в Москве, в июне вынуждены были сбрасывать цены на 15-20%. Такую политику могут позволить себе мелкие фирмы-производители, крупные же заводы должны планировать сбытовую политику совершенно иначе, через создание агентской сети и мелких производств в регионах сбыта. Конечно, было бы большим упрощением сказать, что если импортный камень будет по цене ниже или равной отечественному камню, то при лучшем качестве рынок будет однозначно за импортом. Не все так просто, поскольку существует огромная сила инерции, из-за которой отечественный строитель даже при равных ценовых условиях избирает все-таки отечественный камень : он его знает, он с ним работал всю жизнь - и в этом определенная гарантия жизнеспособности наших камнеобработок. Поэтому о возможности импортной экспансии сегодня пока можно говорить лишь как о возможности. Равенство цен - это необходимая, но еще недостаточная предпосылка для импортного вторжения, и бить тревогу вроде бы пока еще рано.

 
Однако, есть большая опасность в такого рода рассуждениях, поскольку у нового заказчика появилась возможность выбора на более высоком уровне - уровне строительных компаний. Причем, если раньше иностранным строительным фирмам отдавались крупные объекты типа пятизвездочных отелей, то сегодня турецкие и восточноевропейские строители готовы браться за малые и сверхмалые объекты из своих материалов. Так постепенно сдаются позиции на отечественном рынке камня: с чужим камнем приходят чужие строители. Тем более, что на их стороне - налоговые льготы и опыт работы с камнем по современным строительным технологиям, а что могут противопоставить им наши? Многие отечественные строители поняли эту проблему после того, как лишились интересных заказов на облицовку. В нашу фирму стали обращаться архитекторы и строители за консультациями по новым материалам и технологиям строительства из камня. В результате этих совместных попыток найти конкретные решения вышеперечисленных проблем и родилась новая стратегия фирмы. От чистой торговли мы перешли к "полному циклу камня", т.е. на любой стадии обработки камня (от карьера до строительства) мы готовы взять на себя целый ряд сервисных функций на наиболее выгодных для партнера условиях. Для камнеобработчиков мы готовы закупать отечественное и импортное оборудование, запчасти и инструмент на условиях оплаты готовой продукцией (облицовочным камнем), для строителей -инструмент, аксессуары и специальные растворы для облицовочных работ, вместе с архитекторами - вести комплексные проработки проектов с дальнейшим размещением заказов на заводах-изготовителях в России и Италии.

 
Все это подчинено одной глобальной цели: помочь отечественным камнеобработчикам, архитекторам и строителям занять достойное место на российском рынке камня. Важно, чтобы все мы поняли серьезность проблемы и необходимость работы одной "командой".

 
Камень & Бизнес ( Stone and Business ), 2/4/1994, стр 4-6